ЧАО "Центральное грузовое бюро"
Форма входа
Категории раздела
Новости [53]
Аналитика [117]
Поиск
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Счетчики

Главная » Статьи » Аналитика

Морская отрасль: прошла ли Украина точку невозврата?


Два года назад автор этих строк опубликовал на страницах газеты «Зеркало недели» статью, где писал о том, что «тенденции развития морской отрасли свидетельствуют о постепенном превращении Украины из морской державы в „страну у моря" (№2 от 23 января 2010 года).

 Сегодня впору уже не говорить о „тенденциях развития", а бить в набат.

 С формальной стороны у нас все в порядке. Есть ряд нормативных документов, направленных на развитие морской отрасли: решение СНБОУ от 16 мая 2008 г. „О мерах по развитию Украины как морской державы", Морская доктрина Украины, Стратегия развития морских портов на период до 2015 г., принят, пусть и неоднозначный, Закон „О морских портах Украины". Нет главного — государственной морской политики.

 Суть перечисленных документов может быть сведена к одному знаменателю: морская отрасль — это порты, порты и еще раз порты. Такое упрощенное понимание сужает и спектр возможности принятия адекватных государственных решений в этой сфере. Впрочем, о портах мы еще поговорим отдельно.

 Значение морской отрасли для Украины определяется не столько ее приморским расположением, сколько глобальными тенденциями. Перемещение основного промышленного потенциала в страны с низкой себестоимостью производства, дальнейшее развитие международного разделения труда ведут к росту объемов мировой торговли, почти 90% которой, по данным IMO (Международной морской организации), приходится именно на морскую торговлю. До мирового финансово-экономического кризиса из года в год объемы мировой торговли неуклонно росли, равно как и тоннаж мирового торгового флота. В предкризисный 2008-й морская торговля выросла на 3,6% и достигла 8,17 млрд. т.

 Но именно на этом фоне разворачивалась драма потери Украиной своего флота. Чтобы почувствовать разницу, приведем данные UNCTAD (Конференции ООН по торговле и развитию): на 1 января 1993 г. совокупный дедвейт торгового флота Украины составлял 6,177 млн. т, доля украинского флота в мировом торговом флоте — 0,9%, а в рейтинге наибольших морских стран мира Украина занимала 25-е место. На 1 января 2010 г. дедвейт составил уже 0,97 млн. т, а страна скатилась на 70-е место.

 В свете этих цифр особо интересно читать новости о росте числа судов под флагом такой «морской» страны, как Монголия. И поневоле возникает вопрос — почему в то время, когда в Украине некогда мощные Черноморское и Азовское пароходства признаны банкротами, в не имеющей выхода к морю Беларуси в 2010 г. создана морская судоходная компания «Белморфлот»?

 Причину, очевидно, следует искать не в глобальных экономических тенденциях, а, с одной стороны, в банальном разбазаривании и проедании потенциала, созданного в 60—80-е гг., с другой — в столь же банальном невнимании со стороны государства к морской отрасли, в потребительском отношении к морехозяйственному комплексу в целом.

Значит ли это, что ситуация необратима? Что мы прошли точку невозврата?

 Да, судоходство в целом является достаточно капиталоемким и высокорискованным сектором бизнеса, но одновременно именно морские перевозки являются той сферой экономической деятельности, которая в период кризиса характеризуется ростом. Кроме того, на фоне утраты флота государственными судоходными компаниями идет процесс создания и развития частных судоходных компаний. Журнал «Порты Украины» привел, со ссылкой на Центральное разведывательное управление США, интересные данные — под флагом других стран в 2010 году было зарегистрировано 197 судов (вместимостью 1000 регистровых тонн и более), принадлежащих украинским судовладельцам. Большинство зарегистрировано в Камбодже и на Мальте, но примечателен другой факт: в Грузии зарегистрировано 15 судов, а в Молдове (!) — 12.

 Выходит, что Украина не только сделала подарок Молдове, обеспечив ей выход к Дунаю в районе Джурджулешт, но и украинские судовладельцы предпочитают плавать под флагом наших соседей, а не под отечественным. Почему? Ответ прост — еще в июле 2003 года парламент Молдовы внес изменения в Кодекс торгового мореплавания, упростившие правила регистрации судов под молдавским флагом. Получить регистрацию в Судовом реестре Молдовы и право плавания под молдавским флагом могут суда, принадлежащие физическим и юридическим лицам, как резидентам, так и нерезидентам Молдовы, а также суда, эксплуатируемые этими лицами на основании бербоут-чартера или лизинга. При этом собственники судов и фрахтователи, зарегистрировавшие свои суда в Судовом реестре Молдовы, освобождаются от уплаты налогов и таможенной пошлины.

 К слову, и Грузия пошла по пути учреждения Международного регистра (реестра) судов (второго реестра) с предоставлением регистрирующимся судовладельцам определенных льгот, что позволило ей существенно нарастить дедвейт судов.

 Украина же «лидирует» с конца. Не только отечественная налоговая система страны остается одной из наиболее сложных, но и размер совокупного налогообложения судоходной деятельности является самым большим в мире.

 Последствия очевидны — доля морского транспорта в ВВП Украины постоянно уменьшается и сегодня, по разным оценкам, составляет от 1,5 до 2%, в то время как, по мнению ученых, при условии использования потенциала, полученного в начале независимости, она могла бы составлять до 15% по морскому транспорту и до 10% — по судостроению и судоремонту. Все это в совокупности — недополученные миллионы и миллиарды долларов.

 И еще об одном. Если за последние семь лет предоставленный украинскими субъектами объем экспорта транспортных услуг по грузовым перевозкам сократился почти на четверть, то импорт таких услуг увеличился почти в 1,5 раза. Это отчасти влияет и на негативное сальдо платежного баланса. Для Украины торговый флот может стать одним из факторов, способных изменить ситуацию к лучшему.

 Существует еще один важный аспект, на который необходимо обратить внимание. Украина является членом ряда международных организаций, в том числе IMO, Дунайской комиссии и др., регламент участия в которых предусматривает выполнение принятых ими положений и рекомендаций как международных обязательств. Это касается, в первую очередь, вопросов обеспечения безопасности международного торгового судоходства в зоне ответственности Украины, поиска и спасения, создания благоприятных условий для обслуживания судов в портах и на судоходных путях. В Украине практически отсутствует современная система поиска и спасения, нет программы выполнения международных обязательств в этой области (а это довольно солидный перечень документов, начиная от Международной конференции по охране человеческой жизни на море (СОЛАС-74) и заканчивая резолюциями IMO), нет технического оснащения соответствующих государственных предприятий. Утерян в зарубежных чартерах флот Морской аварийно-спасательной службы (МАСС), невозможно проведение спасательных операций в зимнее время в ледовых условиях, поскольку на всю морскую державу — один ледокол «Капитан Белоусов» постройки 1953 года. Отсутствует современное навигационное оснащение на судоходных речных путях, не финансируется содержание шлюзов Днепровского каскада.

 Средства для решения задач безопасности есть. В первую очередь, это портовые сборы и средства от деятельности предприятий морехозяйственного комплекса, расположенных не только в приморской зоне, но и на реках Днепр, Южный Буг, Дунай. Разумное сочетание государственной поддержки с частной инициативой позволит имплементировать основные документы по безопасности судоходства и охране окружающей среды.

 Утраченный потенциал судоходных компаний уже не вернуть, решить проблему возрождения украинского флота исключительно за счет государственных инвестиций, выделения средств из государственного бюджета на строительство новых судов нереально. Подавляющее большинство программ, предусматривавших строительство судов за бюджетные деньги, не выполнено. Здесь показательна ситуация с реализацией Комплексной программы развития Украинского Придунавья на 2004—2010 годы. Сошлюсь на результаты аудита, проведенного Счетной палатой Украины. Как отмечается, из-за непродуманных действий Минтранссвязи и бывшего руководства ОАО «Украинское Дунайское пароходство» попытка поддержать за счет государственных финансов начатое еще в 2004 году строительство двух сухогрузных судов оказалась неудачной. Ни одно из них не было достроено и судьба их неопределенна. Потраченных денег, по оценкам Счетной палаты, хватило бы на введение в эксплуатацию одного из судов. В то же время средства в размере

65,2 млн. грн. «использованы неэффективно». Последнее понимайте, как знаете.

 Сегодня необходимо задуматься о том, как вернуть Украине статус морской державы не за счет очередного перераспределения и без того скудных средств государственной казны, а за счет стимулирующих правовых мер. Не стоит изобретать велосипед. Достаточно обратиться к мировому опыту, в том числе к опыту наших соседей. Необходим закон «О международном реестре (регистре) судов Украины и внесение соответствующих изменений в Кодекс торгового мореплавания, который уже морально устарел и требует приведения в соответствие с новыми экономическими реалиями. Цель данного шага — привлечь суда под украинский флаг за счет предоставляемых преференций, решить проблему обновления украинского морского торгового флота.

 Но делать это надо параллельно с внесением в Налоговый кодекс изменений, предусматривающих уменьшение налогового бремени для судовладельцев. Без этого введение международного регистра судов Украины вряд ли будет иметь смысл.

 Заинтересовано в этом должно быть, в первую очередь, государство. Хотелось бы напомнить об еще одном факторе, который почему-то выпадает из поля зрения: страна, ведущая активную внешнюю торговлю и не развивающая собственный транспортный флот, подвергает себя серьезному риску утраты экономической безопасности.

 Наряду с ожидаемым экономическим эффектом привлечение судов под украинский флаг имеет и «человеческое измерение». Заметим, что в Морской доктрине Украины к основным направлениям, по которым будет осуществляться разработка программных документов, относится «поддержка и распространение в обществе морских традиций, пропаганда необходимости ускоренного развития в государстве морской деятельности, обеспечение уважительного отношения к работникам отрасли морского и речного транспорта». Оставим в стороне вопрос о «пропаганде», «поддержке» и «распространении», тем более что на фоне общего невнимания государства к морской отрасли он звучит несерьезно. Остановимся на «уважительном отношении к работникам». Выпускник Одесского высшего мореходного училища (ныне Одесская национальная морская академия) и в советские времена был завидным женихом. Моряки торгового флота были своеобразной кастой, пользовавшейся уважением в обществе. И причиной этого было не только относительное материальное благосостояние (в стране тотального дефицита возможность побывать в «другом мире» и привезти импортные товары, как помним, очень ценилась), но и тяготы морского труда. «Морякам деньги даром не платят» — эту аксиому знали во всех морских семьях, и не только в них. Знают ее и сейчас. Поскольку, несмотря на утрату флота, Украина сохранила серьезный кадровый потенциал и систему подготовки специалистов для морской отрасли.

 Сегодня эти специалисты в массе своей работают на судах, ходящих под флагами других стран. Украина занимает шестое место среди крупнейших стран — поставщиков моряков и входит в тройку лидеров по старшему командному составу (в 2010 году — более 35 тыс. офицеров), работающему под иностранными флагами. Это свидетельствует о высоком уровне подготовки украинских моряков, их конкурентоспособности на мировом рынке труда, а также подтверждает тезис о том, что эта профессия по-прежнему остается одной из самых престижных в нашей стране. Зарплата моряка, в особенности морского офицера, в разы выше, чем в среднем по Украине.

 Но есть и оборотная сторона медали. В настоящий момент морских специалистов готовят 11 высших учебных заведений, в состав которых входят и структурные подразделения — колледжи и училища. И естественен вопрос — сколько выпускников после окончания обучения смогли найти работу? Ведь для того, чтобы уйти «под флаг», требуется определенный практический опыт. Двадцать лет назад этот вопрос решался автоматически, поскольку существовал флот. Поэтому привлечение судов под Государственный флаг Украины может позволить решить проблему и трудоустройства, и дальнейшего повышения квалификации рядового и командного состава. А это, в свою очередь, поможет снять остроту серьезной социальной проблемы, в первую очередь, для приморских регионов и городов.

 Если мы говорим о конкурентоспособности морских кадров, подготовленных украинскими вузами, то стоит, наверное, поставить вопрос и о том, что образование сегодня рассматривается не только как один из ключевых инструментов в инновационном развитии, но и как механизм повышения национальной конкурентоспособности на мировой арене. Нынешние тенденции на мировом рынке морского труда свидетельствуют о том, что формируется дефицит морских офицеров. Одной из причин этого является падение престижности данной профессии в странах Европы. Учитывая высокое качество отечественного образования, украинские морские вузы могли бы выйти на мировой рынок образовательных услуг, осуществляя подготовку офицерского состава для других государств, в частности стран Азии.

 И, наконец, не стоит забывать и о морской науке. Наряду с вузами в Украине существует сеть научно-исследовательских институтов и конструкторских бюро, продолжается подготовка специалистов в сфере судостроения. Возрождению отечественной судостроительной промышленности препятствуют несколько факторов как глобального (например, перемещение центров судостроения в страны Азии, в частности, в Китай и Корею, где производство судов дешевле), так и внутреннего характера (низкая технологичность производства, отсутствие государственной политики, неэффективное управление отраслью). Отсутствие прогресса в реализации «корветной» программы косвенно это подтверждает. Вместе с тем Украина способна производить конкурентоспособный интеллектуальный продукт (научные и инженерные разработки), который при должном государственном подходе может найти применение не только в отечественной промышленности, но прежде всего на мировых рынках.

 Обеспечить «уважительное отношение к работникам отрасли» можно только одним путем — доказав, что они сегодня нужны этой стране, что понятие «морская держава» — не лозунг, а руководство к действию, политическая воля элиты. Это касается и регионального среза рассматриваемой темы.

 Элементарный момент: сегодня к приморским относятся пять областей — Одесская, Николаевская, Херсонская, Запорожская и Донецкая, а также Автономная Республика Крым и город Севастополь. Практически каждый четвертый регион Украины имеет отношение к морю. Лидером здесь, безусловно, является Одесчина, где сосредоточено 75% морехозяйственного комплекса Украины. Но имеющиеся серьезные преимущества зачастую оборачиваются и не менее серьезными проблемами.

 Формирование государственной региональной политики по отношению к приморским регионам — тема для отдельной статьи и даже для специального научного исследования. Поэтому из всего спектра проблем есть смысл остановиться минимум на двух.

 Как уже отмечалось, понимание морехозяйственного комплекса сегодня сводится преимущественно к портам и стратегии их развития. Недавно Верховная Рада приняла в первом чтении Закон «О морских портах Украины», необходимость которого давно назрела. Однако ряд положений закона уже вызывают жесткую критику, в частности, положение о возможности приватизации портовой инфраструктуры. Возникают опасения (небезосновательные, учитывая предыдущий негативный опыт Украины), что зеленый свет в приватизации хозяйства портов станет толчком к их «дерибану», после чего Украина окончательно превратится в «страну у моря».

 Так же, как и в случае с возрождением отечественного торгового судоходства, у данной проблемы есть и экономический, и социальный аспект. За исключением нескольких портовых городов, таких, например, как Одесса, где развиты различные сферы промышленности и услуг, порты являются не только градообразующими, но и основными бюджетообразующими предприятиями. Они несут на себе значительную социальную нагрузку. Все очень просто: работает порт — есть жизнь в городе.

 Показательна в этом плане ситуация, сложившаяся в начале нынешнего года в порту Рени. С января 2012 года часть работников порта была отправлена в частично оплачиваемый отпуск, другая — переведена на работу в режиме 20- и 32-часовой рабочей недели. Естественно, что в данном случае труд оплачивается пропорционально отработанному времени. В результате зарплата в порту Рени, по данным профсоюзов, — одна из самых низких в отрасли по Украине. А семьи портовиков находятся на грани выживания.

 Приведу цитату из открытого обращения депутата Ренийского горсовета Михаила Левкина: «В порту сейчас трудится 1249 чел., а когда-то работало более 3 тыс. Если учесть, что семья портовика 3—5 чел., то, благодаря порту выживают 4—6 тыс. ренийцев. Уровень жизни в регионе низкий, проблема трудоустройства остается нерешенной, и только порт дает надежду на будущее региона. Все непопулярные меры в порту к позитиву не приводят, улучшения коллектив не ощущает. За все годы независимости государство не слышало и не видело наши проблемы».

 Добавим, что городской бюджет, по предварительным данным, недополучит сотни тысяч гривен, что для такого города, как Рени, с населением в 19 тыс. чел., — очень ощутимая сумма.

 Не лучшая ситуация складывается и в Ильичевском порту, где еще в сентябре прошлого года был подписан приказ об увольнении части портовиков в связи с «недостатком финансовых средств». И хотя, по сообщениям СМИ, руководство Ильичевского торгового порта под давлением работников пошло на увольнение всего 100 чел. вместо запланированных 500, это еще не значит, что через некоторое время к такой жесткой мере не прибегнут вновь. К тому же поступила информация о том, что порт готовится передать на баланс городских властей социальную инфраструктуру.

 Аналогичные процессы проходят, если уже не прошли, во всех портовых городах. Можно только представить, какими будут социальные последствия таких шагов. Найти работу в городе, основу экономики которого составляет одно, максимум два предприятия, — сложно, особенно если этот город находится на периферии, как Рени. Как результат, большинство портовых городов имеют все шансы превратиться из перспективных транспортных центров в депрессивные. Возможно, этого удалось бы избежать, если бы своевременно были приняты меры по формированию в этих населенных пунктах рыночной инфраструктуры, новых предприятий, по развитию предпринимательства. На это, в принципе, была нацелена принятая в 2004 году Общегосударственная программа развития малых городов. В перечне малых городов, на которые распространялось действие программы, были и портовые: два в Одесской области — Рени и Южный и один в Херсонской — Скадовск. Однако сегодня можно констатировать, что реализация программы провалилась. А проблемы остались.

 Несколько лучше обстоит дело, по крайней мере, внешне, с реализацией Государственной стратегии регионального развития до 2015 года, в частности, в вопросе развития транспортной инфраструктуры. Напомним некоторые данные: из областей, имеющих наименьшую плотность автомобильных дорог (среднее значение по Украине — 280,7 км на 1 тыс. кв. км), две — приморские: Херсонская (172,8 км) и Николаевская (197,6). Аналогичная ситуация и с плотностью железных дорог (средняя плотность по Украине — 36 км на 1 тыс.кв. км). Здесь также в «лидерах» два приморских региона — Херсонская область (16 км) и Автономная Республика Крым (24 км). Не стоит, наверное, лишний раз говорить о том, какое значение имеют хорошие дороги для развития морехозяйственного комплекса и увеличения транзитного потенциала страны.

 Как позитивный момент можно расценить тот факт, что в июле прошлого года Кабинет министров одобрил технико-экономическое обоснование строительства участка автомобильной дороги государственного значения Одесса—Рени по новому направлению Одесса—Овидиополь—Белгород-Днестровский—Монаши с мостовым переходом через Днестровский лиман. Пункт о строительстве данной дороги, которую с полным правом можно назвать «дорогой жизни» для Украинского Придунавья, включен в Соглашение о региональном развитии, подписанное правительством и Одесским областным советом. Ряд вопросов развития транспортной инфраструктуры предусмотрены и аналогичным соглашением между Кабинетом министров и Херсонским областным советом. Хотелось бы, чтобы эти намерения не остались на бумаге.

 Вместе с тем стоит отметить отсутствие комплексного подхода к проблеме приморских регионов. Конечно, они разные, и потенциал, в первую очередь промышленный, таких областей, как Запорожская и Донецкая, не сравним с потенциалом Крыма или Херсонской области. Но одновременно есть проблемы, требующие выработки общих подходов к разв

   В конце прошлого года мной был подготовлен депутатский запрос о необходимости разработки Комплексной программы развития Украинского Причерноморья. К сожалению, полученный из Кабинета министров ответ был отрицательным. Но руководство страны должно вернуться к этому вопросу. Решить все проблемы приморских территорий исключительно с помощью узковедомственного подхода вряд ли возможно. Необходимо сочетание организационных и правовых инструментов на общегосударственном уровне с инициативой местных властей.

 Сегодня время работает против морской отрасли. И если так пойдет и дальше, то тезис «Украина — морская держава» превратится в очередной миф, которых в нашей двадцатилетней истории накопилось немало.



Источник: http://zn.ua
Категория: Аналитика | Добавил: ЦГБ (16.05.2012)
Просмотров: 339

© ЧАО "Центральное грузовое бюро" 2017